Блог О нас Сотрудничество Контакты

Свадебные обряды

Семейные обычаи и обряды – это часть общественного, традиционного народного быта. Свадебные торжества, похороны и другие события становились заметными явлениями жизни всего аула, нередко нескольких аулов.

Брак у каракалпаков считался нерушимым, особенно среди сельского населения разводы были чрезвычайной редкостью. Но в ряде случаев развод разрешался; если например, степень родства у супругов была ближе дозволенной обычным правом; если супруги (либо один из них) были обвенчаны насильно; в случае неверности одного из супругов. Вполне обоснованным поводом к разводу в глазах общества было бесплодие жены, поскольку именно рождение детей, т.е. продолжение рода, считалось предназначением женщины в доме мужа.

Менее распространенным был способ заключения брака путем похищения – «алып кашыу» (буквал. «умыкнуть девушку»), главным образом в форме увода, т.е. с согласия девушки, но вопреки воле её родителей.  К похищению прибегали в основном из-за невозможности заплатить выкуп за невесту, из-за разницы социального положения семей юноши и девушки, из-за отказа со стороны родителей девушки. Теперь практикуются обе формы заключения брака при значительном преобладании, как и прежде, брака по сговору.

У каракалпаков вступление в брак, как правило, сопровождается выплатой калыма – «калын мал». Если ранее он исчислялся в основном количеством голов рогатого скота и лошадей, то уже с середины XIX века и до сегодняшних дней размер калыма определяется деньгами. 

Кроме калыма в традиционной свадьбе у каракалпаков существовал и существует дарообмен между семьями молодых и их многочисленных родственников, сопровождающий все этапы брачных.

Сватовство

Традиционной каракалпакской свадьбе предшествовал выбор невесты, который  производился в основном со стороны родителей, при выборе учитывалось и мнение юноши и девушки. Нужно отметить, что каракалпачки при выборе жениха имели некоторую свободу. Основное внимание, родители жениха обращали на скромность, трудолюбие и хорошое здоровье будущей невесты. В то же время внимательно присматривались и к характеру родителей будущей невесты, особенно матери, недаром у каракалпаков существует поговорка: «Анасына карап кызын ал» (Беря в жены дочь посмотри на её мать).

После выбора невесты сторона жениха сваты отправлялась в дом невесты  (куда тусу). Сваты (жауши), приехав в дом невесты, сразу не говорили о цели своего посещения и вели разговор символически. Например, они начинали с традиционной формы приветствия: «ден саулык терен байлык» (здоровье главное богатство).  Родители невесты уже по ходу разговора понимали цель приезда сватов «жаушы» и давали ответ, пока в отвлеченной форме, но позволяющий понять, хотят они выдать свою дочь или нет.

Поняв, что ответ в принципе положительный, жаушы уже открыто спрашивали родителей девушки об их согласии на брак и просили назначить день официального сватовства «куда тусиу». Для официального сватовства у каракалпаков полагалось выбирать определенный день недели, обычно среду. По обычаю, отъезд и приезд сватов назначался рано утром или вечером, когда путники могли свободно видеть дорогу, но их могли не сразу заметить. Видимо, этот обычай объяснялся опасением, чтобы злые духи не помешали сватам в их пути. Торжество в доме невесты по случаю приема сватов у каракалпаков называлось «ошактой».

После определения размера и состава калыма, дня свадьбы, сваты и  участники этого договора ломали заранее подготовленную лепешку, как символ нерушимости договора, и ели ее сообща. 

Следующим этапом каракалпакской свадьбы было «есик ашар» – первое посещение (буквально – открывание двери) женихом дома невесты; после уплаты половины калыма, жених с дружками мог посетить дом невесты.

Этому предшествовал другой обряд, который у каракалпаков назывался «хна-той». Жених приезжал на «Есик ашар» для знакомства, со своими дружками и старшими односельчанами, обычно в количестве семи человек. Они брали с собой  для односельчан невесты скот, сахар, чай, табак  и т.д. Встречающие осматривали карманы жениха: жених заранее клал в один карман деньги, а в другой сахар, чай и т.д. Затем разрешалось жениху и его друзьям двигаться к аулу, останавливаясь в некоторых местах для выплаты выкупа.

Существовал выкуп за проезд через мост «копиркаде», за вход в аул – «аулабай», были  выкупы за проход мимо дома старших аула, за вход в дом «есик ашар каде» и др. Обычно жениха и его друзей принимали в доме брата невесты.

При входе в дом, перед женихом и его друзьями становилась старуха. Она пропускала первого из друзей жениха, а потом ложилась перед ним на пороге, преграждая ему вход и пропускала только после получения подарка, который у каракалпаков назывался (кемпир олди каде(выкуп за умершую старуху). Все предыдущие выкупы выплачивал именно тот друг жениха, которого уже пропустили в дом, а имевшиеся у жениха деньги были отобраны женщинами еще при осмотре его карманов. Дальше следовали выкупы «отжагаркаде», затем «отырыу каде», еще выкуп детям «шабдырмакаде (обрызгивание)» Вслед за детьми в дом, где сидел жених заходили взрослые мужчины и юноши аула и получали выкуп «ерлер кадеси». Далее приходили женщины и получали свою долю из вещей привезенных женихом и его друзьями.

После этих многочисленных выкупов сторона невесты приступала к приготовлению угощения, резали привезеный  женихом скот. Жених должен был дать выкуп и повару (ошак каде) – за разведение огня.

Затем к жениху и его друзьям приходили девушки аула. Во главе с женге начиналась традиционная «отырыспа» с чаепитием  в часть приезда жениха.

При угощении жениха и его друзей также соблюдались особые правила. Например, грудинка «тос» считалась долей только жениха «куйеу». Женщины, давая грудинку, требовали выкуп «пшак каде», т.е. выкуп за нож. По правилам традиционного этикета, жених не  имел права съесть всю грудинку, он должен оставить некоторую ее часть «саркыт»  девушкам- подругам невесты.

После ужина начинался цикл церемоний, связанных с первой встречей жениха и невесты и происходил мусульманский обряд венчания – неке. После неке жених и невеста считались законными супругами и женщины готовили их первой ночи. Для этого предоставляли специальную юрту, куда невесту приводили женщины и женге, которая получала от жениха еще ряд выкупов за встречу «кол услатар», за прикосновение к волосам девушки «шашсыйпар», за охрану молодых (ит ырылдау), за постель (тосексалар) и т.д.

В приданое входила юрта со всеми принадлежностями, предметы   домашнего обихода; иногда богатые родители давали кроме указанных вещей скот, арбу и т.д. Кроме того, невеста готовила подарки для родственников жениха: «ак тахия» (белая тюбетейка) для стариков,  «ак жегде» белая накидка для старух и другие подарки для разного рода выкупов. Все эти вещи у каракалпаков называли «илиу». Размер приданого в основном зависел от состояния родителей, однако, обязательным минимумом в приданом было ковровое изделие «каршын», занавес (шымылдык), традиционный головной убор невесты – «Кызыл киймешек». В случае развода приданое полностью возвращалось женщине.

Увоз невесты в дом жениха.

Сторона жениха после уплаты калыма просила сторону невесты разрешения на свадьбу. По традиционному обычаю каракалпаков  невеста перед отъездом из своего аула обходила своих родных, соседей; это называлось  «танысу» (буквально – известить, попрощаться).

Получив, предварительное согласие на свадьбу и увоз девушки сторона жениха  заранее отправляла стороне невесты «согым» (крупный рогатый скот), который резали и сырое мясо раздавали всем жителям аула невесты.

В этот день начиналась традиционная свадьба в доме невесты, которая называлась «кыз узатыу той». На этой свадьбе сторона жениха посылала заранее средства для устройства торжества: например, скот для всех гостей, называемый «сойыслык», а также скот только для родителей девушки – «сут хаки».

В назначенный день приезжал жених своими друзьями. По обычаю у каракалпаков количество у участников свадебного поезда было нечетным. Жених и его товарищи подвергались таким же видам выкупов, какие были при сватовстве и «Есик ашар».

Для жениха и его друзей готовили  отдельную юрту, где их угощали традиционными явствами. Далее происходил ритуал подготовки невесты к отъезду; ее наряжали в свадебную одежду, женге заплетали невесте волосы в две косы (раньше у нее были мелкие косички, примерно 12)надевала свадебный головной  убор – «Кызыл киймешек» накидку, «саукеле» (женский шлемовидный головной убор), снятую с нее девичью одежду невеста оставляла на правой стороне юрты.

Рано утром невеста обходила свою  юрту против часовой стрелки и прощалась со своим домом. При этом она исполняла обрядовую прощальную песню «сынсыу» и «хаужар». При отъезде жениха и невесты, родители давали им свое родительское благословение (патия), после чего молодые отправлялись в дом жениха.

Если по дороге встречались мосты, зимовки и т.д., то юнощи стороны жениха преграждали путь поезду сделав искусственный шлагбаум («баканкериу») и пропускали арбу только после того как невеста платила выкуп. Далее, если по дороге встречались мечеть и другие святые места, то старший представитель стороны невесты относил в мечеть заранее подготовленное мясо вместе с платком, где были завязаны деньги и поезд имел право продолжать свой путь после разрешения служителей этих святых мест. Если на пути встречались населенные пункты, то жители этого аула имели право требовать у невесты выкуп за ее проезд через их аул. По прибытию в аул жениха, сторона невесты давала выкуп за козленка и клала его на арбу.

Свадьба в доме жениха

Друзья жениха сообщали о прибытии невесты родителям жениха и просили дать им «суйинши», т.е. подарок за радостную весть, им обычно давали ценный подарок. Кроме того родители жениха давали односельчанам другой подарок – «коримлик» (буквально – подарок за смотрины невесты). До встречи невесты женщинами и девушками аула свадебный поезд не мог въехать в аул.

Наконец, собирались  женщины и девушки и выделяли из своих рядов девушек-родственниц жениха для осмотра рук и карманов невесты. Обычно невеста клала заранее туда серьги, браслеты, кольца и т.д.

Первой из встречающих свадебный поезд были посаженная мать (мурындык ене). Посаженная мать назначалась родителями жениха из числа жен родственников и почетных людей аула. Они,  встретив невесту, накидывали на ее лицо белый платок «ак салыу» и с этого момента считалась второй матерью молодых, она должна была опекать молодую и ее мужа как своих детей, а муж посаженной матери считался посаженным (мурындык ата). Все поздравляли посаженную мать с ее новыми детьми. И она должна угостить всех «май соком» (жареное просо в сливочном масле). После этого она брала на себя ответственность руководить дальнейшей свадебной церемонией. Так, она принимала приданое невесты, затем назначала двух девушек, которые натягивали с двух сторон привезенную невестой занавеску «шымылдык», сзади которой разрешала идти, кроме невесты и  ее женге и подруг, нескольким девушкам из аула жениха. За занавеской категорически запрещалось идти вдовам, старухам, бездетным женщинам, несовершеннолетним девушкам, особенно строго запрещали приближаться к занавеси мужчинам.

Потом начинался традиционный обряд взаимного знакомства невесты с родными и односельчанами жениха, называвшийся «айтым»; при этом исполнялись заранее приготовленные шутливые короткие, часто стихи о каждом из родных и родственников жениха. В его тексте содержалось и поздравление молодой с новым домом.

У входа в дом, невесту встречала мать жениха и кидала в нее горстями джиду, сушеный урюк, шийбауырсак (печенье в виде кусочков сдобного теста, жареных в масле) – шашыу. После чего свекровь (ене) мазала губы и лоб невесты сливочным маслом и разрешала ей войти. При входе невеста должна была поклониться, коснувшись руками порога и потом притрагиваясь ими до лба и лица. Обычай этот, видимо, символизирует приобщение невесты к новому дому, включение ее в семью и аульную общину жениха. Надо отметить, что этот обычай известен с давних пор.

Свадьба начиналась по приезде большинства гостей. Родители невесты обычно не приезжали на это торжество, а приезжали на специальное торжество после свадьбы так называемый «куда шакырыу» (прием-сватов).

На свадьбу полагалось приводить скот (гиреумал), женщины приносили скатерть (дастурхан), в котором обычно были завернуты отрез ткани, хлеб, баурсак и д. Надо отметить, что заранее назначались люди, которые должны были принимать принесенный подарки. Мужчины принимали скот, а женщины – дастурхан. Мужчине и женщине, принимавшим подарки; надо было запомнить; кто что принес, так как в зависимости от этого после свадьбы они возвращали скатерть с ответными подарками. Интересно еще, что всеми операциями, связанными с приемом и распределением продуктов и возвращением привезенных дастурханов занимались женщины, главную руководительницу которых называли  «кейваны», а руководителя  мужских групп обслуживания называли «отагасы».

Гости выходили на традиционный обряд «беташар» (буквально, открывание лица). Открывал лицо невесты заранее назначенный. Имеющий в этом опыт юноша. Обряд сопровождался специально подготовленными стихами. Текст обряда исполнялся куплетами. Юноша, открывавший лицо невесты; держал палочку, заранее привязанную к белой накидке, закрывавшей ее лицо; после каждого куплета невеста кланялась. Традиционный «бет ашар»начинался со знакомства с невестой односельчан жениха, а таем невесту знакомили с людьми аула по отдельности в шуточных куплетах, где в сатирическом и полушутливом тоне высмеивались некоторые отрицательные черты их характера, говорилось о их профессии, об их родственном отношении к жениху и т.д.  Далее в ней говорилось о том, как должна невеста вести себя в новом доме, учили ее быть вежливой и трудолюбивой, уважать всегда старших и родителей жениха и т.д.

Обряд заканчивался тем, что невеста кланялась всем присутстующим, юноша открывал ее лицо и брал себе накидку (отрез ткани), в которой был завязан узелок с деньгами. Из этих денег  юноша обычно давал женщинам аула «саркыт»,  т.е. часть из них.

После «бет ашар» объявлялось всем  о начале «тамаша» (спортивное зрелище).   Он бычно начинался со  скачек на большие расстояния (байги).

Вслед за скачками бывали состязания борцов – «гурес», для чего все участники  образовывали круг (кур). Победителей в борьбе тоже награждали призами. Часто в каракалпакских свадьбах участвовали острословы – лаккы. Они стояли на холмике и рассказывали людям разные анекдоты и смешные рассказы, создавая вокруг себя гул, смех и веселье. Это был своего рода народный театр миниатюр. Острословы обычно высмеивали жадность, скупость, легкомыслие, лень и т.д.

Молодые мужчины этого и других аулов собирались и начинали состязание  на конях – конную игру «ылак». При этом каждый юноша старался овладеть в борьбе с многочисленными игроками (шабандоз) козленком «ылак»и бросить его на арбу понравившейся ему девушке, за что последняя давала вознаграждение – деньги, завязанные в платочек. Чем чаще девушке доставляли козленка, тем почетнее это было для нее и ее родителей. Девушка в этом случае имела право пригласить отличившегося юношу к себе в гости со своими дружками. Это обычно не осуждалось, а наоборот, поощрялось родителями  девушки. Обычно, при таких приглашениях устраивались традиционные посиделки.

Другим видом традиционных каракалпакских развлечений были качели (атконшек), на которых качалась пара, девушка и юноша.

Самым популярным видом традиционного тамаша на свадьбах у каракалпаков всегда было выступление народных сказателей героических эпосов (жырау)выступлений, «баксы»и «кыссахан» – чтецов поэм и стихов.   

Сегодня стали приглашать на свадьбу и профессиональных артистов. Сейчас чаще стало встречатся «нама алу» (посвящение песни  определенному лицу).

Таким образом, после «тамаша» кончалась традиционная каракалпакская свадьба; люди старшего поколения расходились, а молодежь – сверстники жениха, оставались для того, чтобы пить чай из рук невесты. Это было не только обычное чаепитие из рук невесты, а определенный экзамен ее способности, ее умения вести себя в обществе.

В современных свадьбах, особенно у горожан во многом сократились традиционные национальные увеселения.

Материал подготовлен Кандидатом исторических наук
Камаловой Раушан Сабитовной

Выражаем благодарность Айзаде Нурумбетовой
за предоставленные фотографии из личного архива